Европейцы были шокированы рассказами о том, что на островах далекой Океании людоедство возведено в традицию. Великий мореплаватель Кук сообразил, почему жители Новой Зеландии едят друг друга.

Дело в том, что на островах Океании нет крупных млекопитающих и негде достать мясо. А без мяса не прожить — по крайней мере, без него не станешь сильным и крепким воином. Бывало так, что два племени аборигенов, совсем изведясь от недостатка белка, объявляли друг другу войну, сходились и сражались, пока несколько человек не падали мертвыми. Потом мирились. И усаживались за «общий стол», где подавалось мясо воинов, которым не повезло.

Кук, решив исправить жестокие нравы полинизийцев, нагрузил несколько кораблей отборнешийми свиньями. Этих животных он принес в дар вождям с острова Фиджи, Самоа и других, объяснив, что при должном уходе свиньи могут прокормить целый народ.

Полинизийцам не очень понравилось такое вмешательство в их традиции. Пришлось бы отказаться от многих обычаев и обрядов, издавна вросших в плоть и кровь народа. Так что свиней забыли. Несчастные животные стали бродить по округе. Случалось, что, оголодав, разрывали пятачками мягкую землю могил и добирались до покойников. Увидев, что свиньи пожирают трупы, людоеды ужаснулись. Предки были для них священны.

Они выкопали кости всех своих мертвецов и перезахоронили их на площадках, расположенных на высоких сваях. На свиней теперь смотрели со страхом и с брезгливостью. Иначе, чем «свиньями Кука», их не называли. Свиней в Новой Зеландии стали есть только в ХIХ в., когда на островах уже прочно обосновались европейцы

Кстати, белые пытались использовать полинезийцев на плантациях в качестве рабов и были удивлены, убедившись в том, что это почти невозможно. Островитяне очень быстро умирали по совершенно непонятным причинам. Не от болезни, а, казалось, от огорчения.

Позже и эта загадка была решена. Оказалось, у людей из чудесного народа мореплавателей, воинов и поэтов просто не умещалось в голове, что для того, чтобы жить, нужно работать. В краю, где сочные плоды сами падают в рот, где во время отлива на ножах атолловых гребней повисает рыба, выпотрошившая сама себя, труд казался противным самой природе человека.

Добавить комментарий